(Не)оправданная жестокость Гаспара Ноэ

Опубликовано 27 декабря 2013 г.

Гаспару Ноэ, знатному провокатору от мира кино, исполняется 50 лет. За свою карьеру он снял лишь три полнометражных фильма — один скандальнее другого. Его «opus magnum» «Необратимость» вызвал в киномире больше споров, чем все неоднозначные работы и изречения Ларса фон Триера вместе взятые, а за «сцену в переходе» поклонники Моники Белуччи были готовы линчевать режиссера.

В честь юбилея Ноэ мы спросили у Юрия Марченко, Каши Сальцовой, Полины Толмачевой, Андрея Зимогладова и Данилы Хомутовского об их отношении к «самому скандальному фильму начала 2000-х».


 

Purchase generic Cialis Soft 20 mg

cheap Cialis Soft 20 mg Europe Юрий Марченко (заместитель главного редактора «Коммерсантъ Украина»)

«Если в начале двухтысячных ты хоть сколько-нибудь интересовался кино, то не попасться на крючок к Гаспару Ноэ было невозможно. “Посмотри “Необратимость”!”, “Только не смотри “Необратимость”!” и, наконец, “Смотрел “Необратимость”?”. Что отвечать на этот вопрос, я не знаю до сих пор — фильм я в итоге включил, немного посмотрел, потом выключил, снова включил и опять выключил. Такими рывками я изучил почти всю ленту, но не могу сказать, что получил от этого удовольствие.

С другой стороны, проклинать кинематограф Гаспара Ноэ ярлыками вроде “чертов извращенец” или “это не искусство” тоже как-то не с руки. Когда-то я сам для себя сформулировал, что искусство — это художественное высказывание, которое вызывает мысли и эмоции. А уж с эмоциями-то в творчестве Гаспара Ноэ точно полный порядок. Да и вообще, клеймить позором такого человека я бы поостерегся. Если уж даже для того, чтобы всего лишь посмотреть одну его картину, нужны стальные нервы, то насколько железобетонно-титаново-графеновыми должны они быть, чтобы такой фильм снять? Опасный, должно быть, парень этот Гаспар Ноэ».


buy Cialis Soft 20 mg Canada Каша Сальцова («Крихітка»)

«Фільм “Незворотність” справив на мене гнітюче враження. Я взагалі болісно реагую на насилля, особливо безкарне і над беззахисними людьми. Власне, саму сцену в переході дивитись не змогла. Передивлятись фільм не буду. Насилля і страх — з ними все ясно, вниз взагалі дивитись просто, тому що на дні смерть і страждання. Набагато складніше показати неймовірну кількість благополучних варіантів, тому що їх майже неможливо прорахувати.

У нас в кожного свої демони, можливо режисер страждав від чогось настільки, що примусив страждати всіх навколо — зокрема одну з найкрасивіших жінок сучасності. Я не знаю, який відбиток залишає в житті інших цей фільм, який вони роблять висновок — не ходити в безлюдних місцях самому, берегти почуття інших, не кидатись словами, мститись з холодною головою? Мені здається, що назва фільму говорить про режисера більше, ніж сам фільм».


Order online Cialis Soft 20 mg Полина Толмачева (директор по маркетингу и PR Film.ua Group)

«Когда вышел этот фильм, в 2002 году, я его не смотрела. У меня тогда были маленькие дочери, и то, что я услышала о фильме: семиминутная сцена изнасилования, падающие в обморок зрители, двадцатиминутная сцена убийства, наркотики, алкоголь, инцест, бессмысленность, безнадежность, “Время уничтожает все”… Я тогда решила, что мне все это не нужно. И отложила просмотр фильма на потом. “Потом” наступило спустя 10 лет. И фильм я посмотрела на одном дыхании. Он мне очень понравился. Так что я отношусь к той части человечества, которая считает “Необратимость” прекрасной.

Я видела другие фильмы Ноэ, и люблю с тех пор, как в начале 90-х увидела его “Падаль”, а в конце — “Один против всех”. Мне он кажется продолжателем традиций Бергмана. Знаете, этот ужас обыденной жизни, демоны, которые съедают самых обычных людей, любовь, принимающая самые причудливые формы. Это с точки зрения идей. А с точки зрения формы, то камера у Ноэ совершенно волшебная. Каждый кадр — выстроен и просчитан, актеры не оставляют сомнений в происходящем, монтаж позволяет увидеть все, а история закручена так, что невозможно оторваться. Так что я абсолютно необъективна, и сейчас просто признаюсь в любви к этому гению. Странному, жестокому — но гению.

Мне кажется, что когда речь идет об искусстве, цель и средство во многом совпадают. Ясное дело, если вы любите милых котиков, то и снимать будете добрые славные фильмы про котиков. И вряд ли мимишные пушистики будут драть друг другу морды и откусывать уши. И наоборот. Снять фильм о том, что “Время уничтожает все”, а “жизнь бессмысленна и беcпощадна” без сцен насилия и жестокости, думаю, невозможно. Я только не понимаю, почему лично у меня фильмы Ноэ не оставляют ощущения безнадежности и тщетности бытия. А напротив, заставляют любить жизнь. И радоваться солнечному свету и прочим простым мелочам».


cheap Cialis Soft USA Андрей Зимоглядов ( Order generic Cialis Soft 20 mg кинообозреватель портала cheap Cialis Soft 20 mg Europe Open Order online Cialis 100 mg . ua)

 

«Первой (и последней) реакцией моего организма на “Необратимость” было острое желание немедленно это “развидеть”. Не потому, что фильм жестокий или страшный, а потому, что Гаспар Ноэ — совершенно беспомощный рассказчик. Только со временем я понял, что он на самом деле имел в виду. Я хотел бы никогда не видеть этого фильма, но ничего не могу с этим поделать. Это и есть необратимость.

Других фильмов Ноэ не видел, поскольку я — слабак.

Жестокость — и цель, и средство, например, для Михаэля Ханеке. Ханеке — профессиональный садист, очень талантливый. А Ноэ — он попроще. Вся эта история для него — повод, чтобы вертеть кинокамерой до тех пор, пока публику не начнет рвать на ботинки. Отсюда и столько разговоров было про невыносимую жестокость “Необратимости”. Легче казаться сочувствующим и отзывчивым зрителем, чем признать, что у тебя просто неважный вестибулярный аппарат».


Данила Хомутовский (публицист, радиоведущий, холостяк на всю жизнь)

«Впервые я увидел “Необратимость” без перевода и субтитров. Его включил мой друг в холодной прокуренной комнате номер 513, 5-го общежития Харьковского Университета Радиоэлектроники в ноябре. Это пора, когда в Харькове серым становится небо, грязь под ногами, лица людей, идущих на встречу, машины и дома, даже воздух. И вот, на этом дне удушливой и депрессивной харьковской осени, я впервые посмотрел “Необратимость”.

Фильм меня очень коснулся. Он возник в лучший из моментов. Я помню, примерно так же случилось у меня и с “Реквиемом по мечте”. Иногда именно эти обстоятельства создают фундамент мнения о фильме. Прошло время и я стал старше. В моей жизни произошли перемены, которые сменились новыми... Но “Необратимость” я не стану пересматривать ни в коем случае!

Жестокость — это очень точная форма для того содержания, которое авторам фильма хотелось донести. И, боюсь, что содержание “Необратимости” — тоже жестокость».

Антон Шебетко, Алексей Подчашинский
Фото: Дмитрий Куницкий

Написать комментарий

Редактировать комментарий

Ответить на комментарий

Показано 0 комментариев